09 июля Интервью

Большое интервью капитана NAVI по CS:GO Кирилла Boombl4 Михайлова от OverDrive

www.hltv.org

Интервью подготовил экс-киберспортсмен — Алексей OverDrive Бирюков.

— Какие ты любишь стримы? Нравится ли тебе СНГ-комментирование?

— Когда я хочу посмотреть какой-нибудь матч, то 50 на 50, в зависимости от того, кто комментирует. Я буду смотреть матч на русскоязычной трансляции, если комментирует Ухо со Страйком. Какого-то недовольства русскими комментаторами, как у многих, у меня нет. Иногда, вообще, можно посмеяться над русской аналитикой, например. Там больше забавных моментов, чем в английской аналитике. Опять же, все зависит от людей, которые в данный момент на трансляции. Правда, есть аналитики и комментаторы, которые явно недотягивают, на такие трансляции я не зайду.

— До какого возраста планируешь играть? И есть ли вообще возрастные границы в CS?

— Каждый год буду смотреть на свой уровень игры. Я живу одним днем, не люблю загадывать на будущее. Хотелось бы поиграть как можно дольше.

— Когда ты был в своей лучшей игровой форме?

— Когда пришел Perfecto. Я уже поиграл на тот момент полгода в NAVI, привык к tier-1 и вышел к турниру в Катовице на достаточный уровень понимания игры с соответствующей статистикой.

— У тебя лучшая команда в мире, хорошая зарплата, все время поездки — как ты при этом сохраняешь рвение к победе?

— Когда я пропускаю тренировку, думаю о том, что в этот момент другие команды и игроки играют и становятся лучше. Мотивацию нетрудно найти. CS — это мое любимое дело. Невозможно потерять мотивацию, когда ты занимаешься любимым делом, и это дополняется хорошей зарплатой и поездками по всему миру. Конечно, бывают такие моменты, когда ты играешь 3 прака вместо 4 или сыграешь 30 минут ДМ вместо часа. Обычно это связано с плохим самочувствием или если ты не выспался.

— Влияет ли на твою мотивацию зарплата?

— Если бы ее не было, многие топ-игроки не смогли бы играть в CS. Это всего лишь приятный бонус. Гораздо важнее ощущение, когда ты поднимаешь над головой кубок в Катовице и понимаешь: «Мы лучшая команда из тех, что приехали на турнир!»

— У тебя когда-нибудь была звездная болезнь?

— Я всегда был открытым и дружелюбным человеком, со всеми общался, не закрывал лички. Есть люди и игроки, с кем я бы хотел играть и общаться, и есть те, с кем не хотел бы иметь дел, но это к звездной болезни не имеет отношения.

— Как ты придумал свой никнейм?

— Когда играл в LoL, меня кто-то из друзей назвал Бумыч, потому что я был очень токсичным и все время что-то резко высказывал. Мне такое прозвище понравилось, и я стал его использовать.

— Ты не думал поменять ник, когда вышел на HLTV и мировую сцену, чтобы люди понимали значение этого ника и как его произносить?

— Нет, не думал. Когда я вышел на HLTV, над моим ником подшучивали, много кто о нем говорил, было много хайпа, но ведь это хорошо. Бумбла, Бумбл4, Бумыч — неважно, как они это произносили, — все понимали, о ком идет речь.

— Ты играл в старые версии CS?

— Когда мне было 6 лет, мой дядя Саша показал мне CS версии 1.5. Помню, как зашел на карту cs_assault против ботов. Мне очень понравилась игра, и на протяжении 5–6 лет я играл в паблике района. Потом стал играть в другие игры — Pointblank, LoL. Одним летом я скачал CS:GO, апнул глобала и понял, что хочу заниматься именно этим.

— Помнишь свою первую карту на HLTV?

— Я попал на HLTV с FACEIT. Играл просерию с Patrick и Sailas. На FACEIT была какая-то квалификация, и мы решили попробовать свои силы. Буквально в день квалы нашли плюс 2 — nafan9 из Сибири и N1kl, с которым мы играли иногда на FACEIT, а он неплохо настреливал. Правда, потом выяснилось, что он читер, и это немного подпортило мою репутацию. Никто не верил, что он не наш друг и что мы не читеры, поэтому пришлось поехать на LAN и все доказывать своей игрой.

— Когда ты понял, что стал профессиональным игроком?

— Когда подписал свой первый контракт с EPG.

— Как ты попал в EPG?

— Съездил на московский LAN, где выиграл у стака Hooch 16–3. Причем я не собирал сильные составы, чтобы точно выиграть. Обычно это были стаки со знакомыми и друзьями из нашего района. После этого LAN'а мы с Hooch добавились в друзья. Я стал заходить к нему в тимспик, где было еще много профессионалов, таких как Flamie или Tonyblack. Мы играли миксы и просто 5 на 5 между собой. Мне было это все очень интересно. Всегда старался себя в игре как-то проявить. Один раз Митя написал, что у меня появится возможность попасть в Flipside. Это была суперновость, я не мог поверить, что могу попасть в команду уровня Мейджора. Спустя примерно месяц Hooch сказал, что с Flipside ничего не получилось, но в EPG заменили Arch’a и он посоветовал Ubique взять меня. Так я попал в EPG, а через 2–3 недели мы произвели замену Facecrack — Hooch.

— Что тебе запомнилось в EPG?

— Для меня все было в новинку — расписание, тренировки, праки. Словно в школе, но мне это нравилось. Все, что мне говорили и показывали, я впитывал, как губка.

— Как ты ушел из EPG?

— Видимо, я перегорел. Вроде все слушал и делал, как меня просили, но качество моей игры все ухудшалось и ухудшалось. Из топ-фрагера я стал ласттабом, хотя был молод и должен был настреливать. Мы проиграли закрытые Майнор-квалификации, Митю оставили в команде, а остальных посадили на банку. Митя дал мне второй шанс, и мы стали тестить огромное количество игроков. Но в какой-то момент я не выдержал и решил уйти из команды, чтобы переосмыслить свою игру. Помню, мы с Fly разбирали 3 часа overpass, и после этого я написал Hooch, что ухожу из команды. Он спросил почему, а я ответил что-то типа «Так правильно будет». Он потом долго смеялся над этой фразой. Я чувствовал, что это не моя команда, что я не смогу раскрыться. Я никого не винил, мне просто было тяжело адаптироваться.

— Как ты попал в QBF?

— Был такой игрок Twin, и он меня познакомил с Iksou, который работал в Spirit Academy. Для меня это было странно, потому что тогда тренер в CS:GO казался чем-то непонятным и ненужным. Но он меня мотивировал, сказал, что давно за мной следит, верит в меня и хочет мне помочь. Ты тогда собирал академию в QBF, и я не помню как, но я в ней оказался с Twin, Deffo, Novel и с тобой, а Iksou был тренером. Мы играли с неделю, а потом по твоему совету Iksou позвали на LAN Binary Dragons вместе с основным составом. Этот LAN команда провалила, и было решено заменить FANAT’a ROCKA, а ты сказал, что нужно брать меня. Мне предложили, я согласился, тем более там играли мои друзья Jmqa и Waterfallz. Перерыв между EPG и QBF был где-то 2 месяца, я за это время истосковался по тренировкам и официальным матчам и больше не хотел сидеть без дела.

— Первым твоим крупным турниром с QBF стал Майнор. Какие у тебя были ожидания от турнира? Ты верил, что вы сможете его пройти?

— Все началось с забавной ситуации. В день, когда Waterfallz на неделю улетел с семьей отдыхать, анонсировали открытую квалификацию, которая пройдет через 2 недели. Мы на тот момент очень мало тренировались, а тут еще и Никита прилетит только за неделю до турнира. Мы решили, что будем играть без напряжения, просто в свое удовольствие. Не было никакой ответственности за результат, поэтому особенных ожиданий тоже никаких не было.

— В какой момент ты понял, что вы точно поедете на Мейджор?

— Я приехал с мыслями, что это мой первый шанс, нужно себя проявить, показать свой максимум. Первая игра у нас была против Avangar — фаворита на турнире. Мы проиграли 11–16, причем выиграв обе пистолетки. Я был очень скован, все время занимал дальние дистанции, как будто чего-то боялся. Придя в номер, я сказал себе, что не имею права так играть, никого нельзя бояться и завтра я должен показать совершенно другую игру. В матче на вылет против Tengri мы проигрывали 0–1 по картам и 13–15 на Мираже за атаку. Как сейчас помню, у нас был форс с тек-9, я предложил раскидать А, меня поддержали, мы взяли этот раунд, потом выиграли Мираж в овертаймах. Стоит отметить, что в том раунде Ramzik на нас выбежал соло и отдал AWP или кольт, из которого мы всех убили. Я потом в шутку говорил Ramzik’у спасибо за карьеру. Этот момент зарядил команду, уже дальше мы играли с уверенностью, что точно заберем квоту на Мейджор.

— Какие были ожидания от Мейджора?

— Я никогда ничего не загадываю, всегда настраиваюсь на конкретную игру, чтобы показать свой максимум. Перед вылетом на Мейджор мы провели месячный буткемп, и последнюю официальную игру мы проиграли EPG. В тот момент я чуть ли не заплакал, потому что не понимал, как можно выйти на Мейджор и проигрывать EPG. Я был уверен, что выход на Мейджор поднимет команду на новый уровень. Мы ехали без особой уверенности в успехе, да и все вокруг ожидали от нас 0–3. Тем не менее на LAN'е мы всегда играли лучше, чем онлайн.

— Расскажи о самом Мейджоре.

— В первой игре нам попались NAVI. Было понятно, что шансов у нас мало, но мы боролись в первой половине, ну а во второй они уже нас задавили. После этого мы попали на Flash. На тот матч мы шли, понимая, что не можем проиграть. В ту пору китайский CS еще развивался, и мы были уверены, что сильнее соперника. Как раз из-за этой уверенности и необходимости во что бы то ни стало побеждать мы нервничали и не могли спокойно играть. Еле-еле выиграли карту 16–13, и то взяв полное эко. Уже после этой победы мы были счастливы. Мы приехали на Мейджор, и у нас есть одна победа, что может быть лучше! Затем был матч с Faze. В этом матче мы просто хотели набраться опыта, ничего более от него не ожидая. Силы были неравны, мы тогда для противника были как крипы в Доте. Дальше нам досталась команда Envy. Мы не боялись, спокойно начали готовиться к матчу. Понимали, что, скорее всего, это будет Инферно, и стали смотреть демки. Rpk плохо играл в больших песках, и мы решили абузить эту позицию. На следующий день узнаем, что Malek будет играть вместо Rpk, как раз в больших песках, то есть нам даже не надо менять план на игру. Тем не менее на первой половине Scream подключил все свои ресурсы и просто в одиночку нас всех без шансов сносил. Когда мы играли за атаку, было проще, потому что мы как раз стали действовать согласно плану, тем более там играл тренер. Это может показаться некорректным, но когда ты выступаешь на таком турнире, для победы все методы хороши. Дальше был Avangar, которому мы проиграли 3 раза подряд. Мы были уверены в нашем train’e. Я еще говорил, что если противники пикнут train, то это будет их самая большая ошибка. За КТ мы сыграли 9–6, потом взяли пистолетку, и счет стал 12–6. Тут ты понимаешь, что еще 4 раунда — и ты проходишь в следующую стадию Мейджора. Но не все так просто, поскольку это train и ты играешь за атаку. Но в первом же бай-раунде я выиграл клатч 1 в 3, и после этого казахи не смогли вернуться в игру. Вообще, никто не ожидал, что две СНГ-команды будут играть за выход в следующий этап. Мы обрели уверенность в своих силах и затем без труда обыграли Virtus Pro, у которых тогда были проблемы. А когда ты побеждаешь такие легендарные команды, то уже ловишь кураж, и все верили, что в бо1 мы можем выиграть у любого. Потом мы сидели в практисруме, ждали, когда нам назовут следующего соперника, и я бил себя по животу, как по барабану, приговаривая: «Gambit, Gambit, Gambit». Когда нам сообщили, что нашим соперником будет Gambit, я на весь практис закричал «ура!» — а они сидят через 3 шторки и не понимают, чего это я так радуюсь. Несмотря на то, что в Gambit индивидуально очень сильные игроки, они для нас были лучшим вариантом из оставшихся. Когда мы выиграли и повели 2–0, уже не понимали, что происходит, все было каким-то сюрреалистичным. Далее G2 нас разгромили, а вот с Mouz состоялся тот легендарный матч, когда мы отыгрались со счета 2–13. Эмоции в тот день тяжело описать, это было просто чудо. Аппетит приходит во время игры, и когда ты проходишь две стадии Мейджора, то хочешь еще больше. Мы понимали, что уже перевыполнили задачу на Мейджор на 500 %, но нам хотелось выигрывать дальше. Очень было обидно, что нам попались NAVI, а не Cloud9, например. В бо3 мы против них не очень смотрелись, да и они уже у нас выигрывали на турнире и прекрасно понимали, как с нами играть и что с нами делать. Помню, мы ехали на матч в автобусе и я предложил хайпануть — сыграть первый раунд всем на диглах. Сначала меня поддержали, но потом как-то отказались от этой идеи. В пистолетном раунде Kvik делает эйс, и на секунду кажется, что мы можем выиграть у NAVI и попасть в полуфинал Мейджора. Но потом нас просто сломали и обыграли 2–0. Хотя мы и попали в восьмерку лучших команд мира, все равно была какая-то грусть, что эта сказка длиной в 3 недели закончилась. Со временем пришло осознание того, насколько был важен этот момент нашей командной истории.

— Что происходило после Мейджора? Почему был резкий спад?

— Я не хотел бы говорить за всех, но мне кажется, что некоторые игроки расслабились. Я был уверен, что после таких результатов мы станем стабильной командой tier-2, но ничего не получалось, еще и начались проблемы с организацией.

— Что у вас случилось с организацией?

— У нас не было контрактов, все строилось на человеческих взаимоотношениях. Мы были не против подписания контрактов, но их не было, как говорил СЕО Monster, чтобы избавить нас от давления ответственности перед Мейджором. Мы знали, что у всех игроков, которые попадали в плей-офф, большие зарплаты. Мы попросили повышения зарплаты на 1500–2000 $. У нас попросили 2 месяца, чтобы найти спонсоров. Спустя 2 месяца ничего не изменилось, нас попросили дать им еще время. Я, честно говоря, об этом не особо думал, так как фокусировался на тренировках, чтобы играть лучше, тем более что мы очень много проигрывали и результатов нормальных не было. Поступало много интересных предложений от других организаций с перспективой высоких зарплат и переездом в другой город. Мы не хотели никуда уходить, потому что в этой организации мы начали, для нас в ней очень много всего сделали. Мы сказали, что у нас много предложений, но мы не хотим уходить, мы просто хотим, чтобы нам подняли зарплату хотя бы на 1000 $. Нам ответили, что организация в поисках спонсоров и нужно время. Мы посчитали, что уже прошло много времени, и предупредили СЕО, что вынуждены будем перейти в другую организацию, если не получится поднять зарплаты. Нам подняли немного зарплату, но в этот момент мы уже задумались, где наши деньги со стикеров. СЕО сказал, что деньги заморожены в банке, потому что проходят валютный контроль. За месяц ничего не изменилось. Другие игроки, которые участвовали в Мейджоре, говорили, что уже все получили. Админы Eleague подтвердили, что деньги всем перечислены. У нас появились подозрения, что не все так чисто. Организация нам все время говорила, что деньги пришли, но они проходят контроль. Если вычесть процент организации, мы должны были получить около 70–80 тысяч долларов. Появилась организация Winstrike, которая нас хотела выкупить. Первая договоренность между клубами была такой, что Winstrike заплатит за трансфер только после того, как QBF оплатит долги. Но в результате получилось так, что мы бесплатно перешли в Winstrike, но Winstrike покрыла все долги за QBF. Мы очень были рады, что тот период наконец-то позади, у нас была новая организация и хорошие зарплаты.

— То есть QBF фактически ничего тебе не должна?

— Да, фактически я получил свои деньги за Мейдджор, но осадок остался. Я не знаю, заплатили бы нам в QBF или нет, если бы не Winstrike. Мне кажется, что денег мы бы не увидели, но надеюсь, что я ошибаюсь.

— Что произошло в Winstrike c экс-составом QBF?

— После перехода в новую организацию у нас все равно не было результатов. Мы поехали на Мейджор, где заняли последнее место. Я захотел стать ингейм-лидером, а организация приняла решение отправить всех в запас и предложила мне собрать новый состав, кого-то взять из текущего состава, кого-то выкупить, кого-то подписать. Никита Waterfallz неплохо справлялся с ролью ингейм-лидера, но я видел, как он мог раньше попадать с AWP и как он стал попадать потом. Мне казалось, что роль ИГЛ не дает ему сфокусироваться на стрельбе. Я всегда был уверен, что если я буду колить, то моя индивидуальная игра не просядет. Я, в принципе, собрал тот состав, который хотел. Может, не удалось выкупить пару человек. Например, Mou и Mir, которых я хотел видеть в команде. Я взял Worldedit, Waylander, Norbert и вернул из старого состава Kvik. У него была проблема с коммуникацией во время игры, но он всегда старался все делать, что ты ему скажешь, и у него была идеальная стрельба. Мне казалось, что он сможет пофиксить свои проблемы.

— Почему из того состава QBF только тебе удалось по-настоящему пробиться?

— Трудно ответить на этот вопрос. Все игроки старались, пытались проявить себя. Это дело случая, может, если бы я не был ингейм-лидером, меня бы не позвали в NAVI. Я всегда старался играть на максимуме, всегда был мотивирован, мне представился шанс, и я им воспользовался. Возможно, я чуть больше этого хотел, чуть больше для этого сделал, меньше расслаблялся. Я не могу залезть в голову к другим игрокам QBF и понять, что они сделали не так.

— Почему не получилось у твоего нового состава Winstrike?

— У нас все начиналось не так плохо. К нам пришел второй тренер — Pipson. Мы отобрались на Майнор, заняли третье место и попали в play-in, где были North, Vici, Envy и мы. Между Майнором и play-in была неделя. Я был единственным, кто хотел остаться тренироваться на месте проведения турнира, а все остальные хотели разъехаться по домам отдохнуть. Мне удалось всех уговорить остаться. Мы нашли буткемп — Katowice gaming house. Мы хорошо подготовились, эта неделя помогла нам выйти на Мейджор. Я был рад, что моя команда, которую я собрал с нуля, вышла на Мейджор. На турнире мы сначала проиграли NRG. Imapet, на тот момент тренер NRG, показался мне заносчивым. В интервью он сказал, что я глупый, агрессивный игрок. Меня это тогда задело, с тех пор я его недолюбливаю. Далее мы выиграли сначала у NiP, а потом у fnatic. В матче с fnatic у нас была 40-минутная пауза после первой половины, которую мы выиграли 12–3. Очень важно было не упустить победу. Хорошо, что при счете 13–9 я взял клатч 1 в 3. Наш счет на Мейджоре стал 2–1, и мы чувствовали, что побеждаем не из-за какой-то удачи, как это было в QBF, а реально благодаря нашему скилу. После этого мы не справились с ENCE. На это повлиял внутренний конфликт, связанный с личной жизнью. Помню, что во время матча с финнами уже был другой тимспик, я вообще не понимал, что происходит. Дальше был матч против команды Cloud9, которая нас уже выбивала с турнира. Мы плохо пикнули карты, и нас сломали во время игры. После матча я ехал в лифте и думал о том, как бы сделать свою команду еще лучше, где бы мне еще доработать. Выхожу из лифта, а мне говорят, что у меня в команде кто-то с кем-то не хочет играть. Я собрал тимток и попросил всех высказаться в лицо, а не говорить за спиной. Все испугались, и никто ничего не сказал. Взаимоотношения в команде ухудшились, пропало нужное единство.

— Как ты узнал, что тобой интересуются NAVI?

— Мной всегда Blade интересовался, еще даже когда не был в NAVI. Он потом признался, что очень долго планировал мой переход в NAVI. Сам трансфер длился долго. Это был целый месяц депрессии. Я понимал, что могу попасть в команду мечты, но от меня сейчас ничего не зависит. Было двоякое ощущение: с одной стороны, я мог попасть в команду, которая на 3 ступеньки выше, смог бы объездить весь мир, играть против топ-команд, а с другой стороны, я покидал команду, которую сам создал, и тем более перед Майнором лишал свой коллектив капитана. Я спросил, можно ли перенести мой трансфер, чтобы я отыграл Майнор, но в NAVI ответили, что тогда возьмут кого-то другого. Я поступил как эгоист по отношению к Winstrike, я не хотел отдавать мое место каким-то другим игрокам, я не имел права упускать такой шанс.

— Какие у тебя были первые впечатления, когда ты начал играть в NAVI?

— Я был удивлен высоким скилом игроков. Какие-то ситуации в игре, на анализ которых мне требовалось время, они понимали мгновенно. Это был новый уровень, это была высшая лига. Люди не задумывались о тех мелочах, о которых задумывались мы в Winstrike или в QBF.

— Успел ли Zeus передать тебе опыт капитана?

— В любом случае то, что я поиграл с Даней, мне многое дало. Я обычно никого не пытаюсь копировать, стараюсь взять от игрока лучшие его качества и при этом адаптировать к моему геймплею. У меня есть кумиры, но я не хочу быть на них похожим. Хочу иметь свое понимание, свой стиль. Даня отличный лидер, отличный капитан. В нем есть особенный стержень, на него всегда можно положиться. Я не всегда понимал, почему он колит так или иначе, он не объяснял логику своих мыслей. Я сам пытался анализировать его колы и решения. То есть конкретного какого-то обучения не было, я просто следил за его действиями и за колами.

— Кто тебе больше всех помог адаптироваться в NAVI?

— Денис Electronic мне помогал больше всех. Все время говорил, как пикать, как не пикать, куда лучше смотреть, где использовать гранаты. Он меня учил базовым вещам, чтобы я стал стабильным игроком. В любом случае каждый внес вклад в мое развитие. Но больше всех старался Денис.

— Почему вы так плохо сыграли на последнем турнире Zeus’а?

— Если честно, все хотели красиво проводить Даню, тем более что мы играли на домашнем турнире при своих болельщиках. Мы непрофессионально подошли к турниру, одного желания выиграть недостаточно. Мы вроде договаривались тренироваться в практисруме, но туда так никто и не зашел.

— Почему не получилось у Guardian’a?

— Мне, как и команде, казалось, что ему тяжело дается коммуникация. Как будто был языковой барьер, хотя он до этого уже играл в NAVI. Может быть, за время игры в Faze он подзабыл русский язык. И он не работал над этим, не пытался совершенствовать свой русский. Даже когда на буткемпе мы в свободное время говорили на разные темы, он предпочитал общаться со своими словацкими друзьями по интернету на родном языке. Еще ему не совсем подходил наш стиль. Он был более дисциплинированный в игре, и под него другие команды подстраивались. Видимо, из-за этого он немного потерял уверенность в себе, перестал попадать, совершая легкие выстрелы, ну и в какой-то момент Саша решил вернуться к AWP.

— Ты участвовал в выборе игроков на место Guardian’a?

— У нас был шорт-лист претендентов, мы даже поиграли с игроками из академии. Но я сразу был за Perfecto. Я его еще помнил по LAN'у за QBF, когда мы попали на Atlants, где играл Илья и очень круто тогда попадал. Потом он хорошо играл за Syman. Blade смотрел его демки, ему тоже понравилось. Денису Илья понравился. Поэтому мы как-то все сошлись на том, что нам нужен именно Perfecto.

— Расскажи о победе в Katowice.

— Когда ты ведешь в финале 2–0, ты понимаешь, что сейчас выиграешь самый крупный турнир в своей жизни. Потом берешь последний раунд, выходишь на сцену и поднимаешь над собой кубок. Я был счастлив, таких моментов в жизни было мало. С этой победой пришло осознание того, что можно выиграть любой турнир, что ты наравне с лучшими командами мира и все, что ты прошел до этого, было не зря.

— Когда ты понял, что вы точно выиграете этот турнир?

— Когда мы победили Astralis со счетом 16–5, 16–5, появилась какая-то сверхуверенность. Да и вообще в течение всего турнира мы очень хорошо работали. После каждой игры практически сразу же шли подготавливаться к следующему сопернику. Мы были на одной волне.

— Ты сильно вырос как капитан? И в целом сложно ли быть капитаном в NAVI? Возможно, ты бы хотел в теории вернуться на рифлера?

— Трудно оперировать какими-то цифрами, говоря о том, насколько я вырос, но прогресс точно есть. Вообще, быть хорошим ингейм-лидером тяжело. Не только в NAVI — в любой команде, которая борется за высшие позиции. Мы стараемся сделать так, чтобы капитану было легче, чтобы каждый игрок мог подстроиться, что-то заколить. Мы слушали тимспик Astralis, где каждый может предложить правильное действие, что-то подколить, потому что там каждый идеально понимает игру. А что касается того, кем бы я хотел больше быть, то мне и то, и то хорошо. Мне интересно, как изменилась бы моя статистика, пересядь я на место обычного рифлера.

— С чем связана нестабильность в NAVI?

— В CS очень тяжело добиться стабильности. Ты можешь выиграть несколько турниров подряд, а потом проиграть и подумать, что ты стал хуже. А на самом деле это не так, где-то другие команды растут, где-то ты индивидуально недоработал, где-то соперник очень неудобный. Нам, например, было очень неудобно играть против Fnatic. Стабильности очень тяжело достичь. По сути, только у Astralis получилось это сделать. Хотя это привело к тому, что некоторые игроки перегорели и решили отдохнуть. Карантин тоже дает о себе знать. День сурка тебя изматывает, я соскучился по буткемпу, турнирной движухе, общению вживую. Хотя другим командам онлайн играть комфортнее. Вот мы выступаем на RMR-турнирах, а команды, которые там играют, на LAN'ах не бывают, и для них этот онлайн-турнир — как для нас LAN. Им в режиме онлайн приятнее и удобнее играть, у них там своя стихия, а стихия NAVI — это LAN'ы. Нам в онлайне не хватает немного фокуса. Мы привыкли, что дома ты только тренируешься, а после тренировки можешь пойти отдохнуть, расслабиться. Когда ты на буткемпе или на LAN'е, фокусируешься только на игре. Мы над этим работали, и если сравнить наши результаты после Katowice и сейчас, то я считаю, что мы лучше стали играть в режиме онлайн.

— У вас на RMR-турнирах в СНГ было много трудностей, вас обыгрывала или напрягала практически каждая команда. Это уровень СНГ-команд вырос или просто ваша недоработка?

— Действительно, СНГ-команды стали лучше играть, с этим глупо спорить, но, опять же, если бы мы были на LAN'е, то оба турнира этих выиграли без особых приключений. Онлайн мы можем один раз проиграть любой команде, но второй раз мы этого не допустим. Так было и с Hard Legion, и с Gambit Youngsters. А в целом сцена растет, усилились Spirit, VP хорошо играют, Nemiga в онлайне чувствует себя комфортно. Было бы классно сыграть третий RMR-турнир на LAN'е, чтобы расставить все точки над i.

— Как относишься к коронавирусу и пандемии?

— Пандемия сильно изменила жизнь, каждый день похож на предыдущий, ты становишься роботом, не хватает жизни. Что касается коронавируса, то, конечно, я отнесся к этому серьезно. У меня маленький брат, бабушка, дедушка, я не могу себе позволить лишний раз выйти на улицу, чтобы подвергнуть их опасности и потом всю жизнь об этом сожалеть.

— Помнишь свою самую значимую победу и самое обидное поражение?

— Самая значимая победа произошла в Katowice. Это первая моя победа такого уровня, да и индивидуально я сыграл очень хорошо. Обидных поражений было много, но стоит выделить ESL Pro League Odense, где у нас был настрой выиграть. Было обидно проиграть Fnatic после победы на первой карте.

— За кем из команд тебе интересно следить?

— Мне интересно смотреть матчи с участием Furia. Art — это какой-то бешеный игрок, который все время носится, куда-то пушит, но при этом показывает позитивную статистику. Мне интересно наблюдать за Liquid на LAN'ах. Ну и пусть будет еще Mibr. А так, если есть свободное время, могу посмотреть любой матч, даже уровня tier-3 или tier-4.

— В каком регионе тебе было бы интересно поиграть?

— Мне всегда хотелось играть в СНГ. Это все-таки родной язык, тут у меня шансов будет больше. С точки зрения спортивного интереса можно было бы поиграть везде. Это почти сделал Bondik — поиграл в Европе, в Китае и в СНГ.

— Назови своего лучшего и худшего тиммейтов.

— Лучший тиммейт — Flamie. Я еще в QBF говорил, что хочу играть с этим человеком. Худший тиммейт — Waylander, и только из-за того, что он тренировался исключительно с командой и никогда не уделял времени своей индивидуальной игре. Мы его просили пострелять ботов, а он говорил, что это ему не помогает. Мне такой подход очень не нравился.

— Хороши ли большие бай-ауты для игроков?

— Плохо, когда игроков не отпускают организации, а при этом бай-ауты на них завышенные и выкупать их смысла нет. Можно сказать, что так разрушаются жизни людей. Я вот не знаю, что со мной было бы, не отпусти меня Winstrike в NAVI. Вопрос не в бай-аутах, а в организациях. Нужно, чтобы они всегда помогали игроку, и если он хочет уйти, то искали бы пути совершения трансфера.

— Тебе часто приходили предложения из других организаций?

— Пик приглашений в разные клубы пришелся на период в Winstrike, когда я остался один и собирал команду. Меня хотели видеть в своих рядах Avangar, Gambit, было даже предложение от китайской команды OneThree.

— Можешь рассказать о росте твоей зарплаты с начала карьеры?

— В QBF и EPG моя зарплата была 500 долларов, в Winstrike она увеличилась примерно в 5 раз, ну и в NAVI еще в несколько раз.

— Тебе когда-нибудь предлагали устроить подставной матч?

— Нет, я такого не помню.

— Какая у тебя была самая большая покупка на деньги, заработанные в CS?

— Такой покупки пока нет, помог только бабушке и дедушке в Подмосковье купить квартиру. А из личных приобретений могу назвать Iphone, это была максимальная сумма, которую я потратил.

— Расскажи об импакте тренеров в командах, в которых ты играл.

— Я работал с Xoma, Iksou, Pipson, Blade. У каждого свой подход, у каждого свои плюсы и минусы. Iksou старался создать правильную атмосферу в команде. Pipson просто фокусировался на мете и старался оттачивать ее. У Blade более аналитический склад ума. Он будет высчитывать винрейт каждого мува, чтобы найти самый выигрышный и безопасный вариант. Тренер — это шестой мозг в команде, который может повести команду как в хорошую, так и в плохую сторону.

— Ты просил кикнуть кого-нибудь из FPL?

— Да, я Сашу просил кикнуть Juanflatroo. Этот игрок все время пушит в смоки, все время куда-то рашит. Он может тебе игру слить, и против него тебе неприятно играть. У меня была к нему какая-то неприязнь.

— Можешь назвать дрим-тим, где тебе хотелось бы играть, если это не NAVI.

— Fer, Dupreeh, Edward и Naf.

— Есть ли игроки или команды, с которыми ты состоишь в плохих отношениях?

— Я неконфликтный человек, но к некоторым игрокам испытываю неприязнь, поскольку считаю, что они ведут себя токсично или слишком заносчиво. Помню, когда попал в FPL, один раунд простоял AFK и K1to, нынешний игрок BIG, стал меня отчитывать, какое я имею право так поступать, когда только попал в Лигу, и что меня кикнут. Меня, правда, через несколько дней и кикнули. Bubzkji тоже иногда странно себя вел, бывало, очень много писал странных вещей в чате. Среди СНГ-игроков есть такой белорусский Fast, с которым вообще невозможно играть.

— Расскажи о своей семье.

— Как я уже говорил, у меня есть дядя, который показал мне игру. Он сейчас гордится тем, что открыл мне CS. Всегда следит за моей игрой и за результатами команды. Он, можно сказать, мой фанат и моя поддержка. Мама с младшим братом тоже смотрят мои игры и поддерживают меня. Бабушка всегда смотрит в телефоне, какой счет. Если мы проигрываем, они сразу мне позвонят, успокоят. Отец меня тоже поддерживает, всегда отвозит в аэропорт, советует, какую карту стоит подтянуть, над какими элементами стоит поработать. То есть у меня полностью киберспортивная семья.

— А как твои родные относились к киберспорту, когда ты только начинал?

— Вначале, конечно, было по-другому. Они считали это все обманом, что никаких денег и поездок не будет. Пугали меня примерами из 90-х. Только когда я съездил в Румынию на Майнор, они изменили свое отношение к киберспорту. А глубоко погрузились в киберспорт, уже когда я собирал свой состав в Winstrike.

— Кем ты хотел стать в детстве?

— Тяжелый вопрос. Даже когда я сдавал ЕГ, не знал на кого пойти учиться. В определенный период у меня были мысли пойти в юридический, в то же время думал пойти в медицинский, но не смог определиться, на какого врача. Вообще, мне всю жизнь был интересен обычный спорт. В детстве я занимался настольным теннисом, плаванием, даже выступал на московских соревнованиях. Мне всегда было интересно соперничество. Видимо, из-за этого у меня получилось в CS.

— Из-за чего у тебя появился лишний вес?

— До 19 лет я болел гипотиреозом. Это значит, что у меня была маленькая щитовидная железа и неправильный обмен веществ. Я мог немного есть и при этом набрать 10 кг за месяц. То есть лишний вес вызван проблемами со здоровьем. Не было такого, что я любил налегать на еду, как многие думают. В 19 лет у меня резко выросла щитовидная железа, и сейчас мне гораздо проще скинуть вес, чем я и занимаюсь, хотя это очень тяжело.

— Какая у тебя был максимальная масса тела, и сколько ты весишь сейчас?

— Максимум был где-то 192, сейчас уже 164, в идеале хочу весить 110, при росте 190 это будет нормально.

— Ты реагируешь на шутки по поводу твоего веса?

— Всегда было все равно, никогда не обращал на это внимания.

— У тебя есть мечта вне киберспорта?

— Я хочу найти человека, с которым мне было бы хорошо, я мог путешествовать по всему миру и делиться эмоциями. А если мы говорим о чем-то материальном, то я пока еще не задумывался об этом.

— У тебя есть высшее образование?

— Нет, я окончил 11 классов и попросил родителей дать мне год, чтобы я нашел команду и попробовал пробиться в киберспорт. Хорошо, что все получилось.

— Ты разрешишь своим детям заниматься киберспортом?

— Да, я поддержу их во всех начинаниях.

— Ты работал вне киберспорта?

— Нет, но были мысли в 15 лет пойти работать на почту.

— У тебя есть какие-нибудь страхи?

— Я боюсь потеряться в аэропорту, не успеть на пересадку. Боюсь всех ползучих насекомых. Я боюсь спать в темноте, когда дверь открыта, у меня сразу появляется такое чувство, что на меня кто-то смотрит. Высоты я не боюсь, как и летать на самолете.

— Можешь ли ты назвать свою самую большую ошибку в жизни?

— Это касается не киберспорта, а моих отношений. Они были ошибкой.

— Ты посетил много стран, какая тебе особенно понравилась?

— Я могу выделить несколько мест, которые меня зацепили: Лиссабон (Португалия), Барселона (Испания), Атланта (США) и Чунцин (Китай). У каждого места есть что-то особенное. В Атланте мне понравились люди, атмосфера. В Португалии очень красиво. Барселона отличный город для отдыха. А в Чунцине можно найти все, что ты хочешь.

Фото: hltv.org.

Интервью предоставил Алексей OverDrive Бирюков — оригинальный текст.

Подписывайтесь на телеграм-канал CYBERSLOVO.

Читайте также:

Всё о Natus Vincere в 2020 году — откровенный разговор с Хаосом
COVID-19: как киберспорт помогает бороться с коронавирусом
Наши в киберспорте. ADERR — один из лучших игроков в PUBG Mobile. Он будет играть в Cloud9
Somedieyoung присоединился к Prodigy Agency. Интервью с CEO киберспортивного агентства
OverDrive поговорил с Александром «s1mple» Костылевым. Украинец является одним из лучших игроков мира в CS:GO

Поделитесь новостью:

Большое интервью капитана NAVI по CS:GO Кирилла Boombl4 Михайлова от OverDrive Большое интервью капитана NAVI по CS:GO Кирилла Boombl4 Михайлова от OverDrive Откровенный разговор с 21-летним российским киберспортсменом. 09-07-2020 21:54